Новини
Новини

25.09.2017
Фантастичні світи Олега Авраменка
Працівники інформаційно-бібліографічного відділу ...

20.09.2017
Майстер-клас «Бойові мистецтва Японії»
Традиційно у другу суботу вересня відзначається ...

15.09.2017
Краєзнавча карусель «Освідчення Херсону»
Херсонська обласна бібліотека для юнацтва ім. Б.А.Лавреньова долучилася до святкування Дня міста і запросила ...


Наші web-проекти

Випадкове фото

Встанови наш банер!
Партнери
Счетчики
Як нас знайти

Режим роботи
 Щодня, неділя
9:00 - 18:00
п'ятниця
10:00 - 18:00
ВИХІДНИЙ - субота
Останній день місяця - САНІТАРНИЙ ДЕНЬ

Слово о писателе  

Виктория Мусийко,

старший научный сотрудник литературного

отдела областного краеведческого музея

Не так давно, проводя экскурсию по музею-квартире Бориса Лавренева, я узнала, что моим экскурсантам практически не знакомо творчество писателя-земляка. Возможно, объясняется это изменившимися условиями жизни, которые диктуют новому поколению моду на другие книги и фильмы. Тем не менее, интерес к личности известного херсонца существует. Поэтому я предлагаю вспомнить некоторые факты биографии писателя и познакомиться с неопубликованными до сих пор документами и фотографиями из лавреневского архива.

«Чистейшая и блаженная радость жизни — детство и воспоминания о нем! Все детство — безумно красивая поэтическая сказка: безмолвный гимн Неведомому, давшему это детство. Трепещущие блики лампадки над детской постелькой, разве это не глубочайшая поэма?» — такие строчки посвятил Борис Лавренев детству. Воспоминания о детских и юношеских годах, проведенных писателем в Херсоне, можно найти во многих его произведениях. А главным источником информации об этом периоде остаются «Короткая повесть о себе», очерк «Моя первая академия» и автобиографии писателя.

Дополнить эти сведения дают возможность документы, обнаруженные в Государственном архиве Херсонской области. В ревизских сказках, метрических книгах встречаются фамилии предков Бориса Лавренева (Бориса Андреевича Сергеева) по материнской линии.

Мы выясняем, что прадед писателя, подпоручик, участник штурма Очакова Иосиф Есаулов, владел земельными наделами в Херсонской губернии. Его дочь, Дарья Есаулова, вышла замуж за артиллерийского поручика Ксаверия Цехановича, от брака с которым появилась на свет Мария Ксавериевна — мать писателя.

Из записи в метрической книге Святодуховской церкви мы узнаем, что 17 июля 1891 года в городе Херсоне в семье учителей Андрея Филипповича и Марии Ксавериевны Сергеевых родился сын Борис. Семья жила в это время в здании на пересечении улиц Витовской и Почтовой (пр-т Ушакова и ул.Горького). Здесь находился сиротский дом для мальчиков, в котором отец писателя был помощником смотрителя.

Ныне в бывшем сиротском доме разместился музей Бориса Андреевича Лавренева, созданный во многом благодаря вдове писателя Елизавете Михайловне, подарившей городу кабинет, личные вещи и архив нашего земляка.

Родители-педагоги, Андрей Филиппович и Мария Ксавериевна Сергеевы, не только дали сыну начальное домашнее образование, но и привили ему уважение к труду и к людям труда, воспитали его в лучших традициях интеллигентных семей. Через всю жизнь пронес писатель любовь и уважение к родителям. Про своего отца Лавренев писал так: «Был он талантливым, умным, честным русским человеком, хорошо играл на скрипке, много знал, но в жизни не преуспел из-за чрезмерной скромности...»

О годах, проведенных в 1-ой мужской гимназии города Херсона, писатель оставил разноречивые воспоминания. Система гимназического образования не всегда была благоприятной для начитанного, всесторонне развитого и к тому же свободолюбивого Бори Сергеева. Но в гимназических стенах он приобрел нечто бесценное — друзей. «Сердечный друг» Володя, сын английского вице-консула Эдвина Каруана, ввел Бориса в свой дом, который был своеобразным музеем мировой культуры. Прекрасные коллекции картин, скульптур, монет, собранные Эдвином Каруана по всему миру, не только бережно хранились в этом доме, но и щедро дарились, в частности Херсонскому Городскому Музею Древностей. С Эдвином Каруана (Володя погиб в 19 лет в Англии) Борис Лавренев поддерживал отношения в течение длительного периода.

Мир только рождавшегося авангардного искусства открылся Борису в селе Чернянка, в доме «отца российского футуризма» Давида Бурлюка, с младшим братом которого, Николаем, он учился в одном классе. В селе Чернянка царила безудержно-творческая атмосфера. Здесь рисовали, писали, ставили спектакли не только братья и сестры Бурлюки, но и гости — В.Хлебников, Б.Лившиц, М.Ларионов. С одним из гостей Борис Сергеев познакомился в 1912(?) году. Это был «совсем еще юный, в рваной черной карбонарской шляпе и черном плаще с застежками из золотых львиных голов, похожий на голодного грача Владимир Маяковский».

Гимназические правила ограничивали выбор книг и спектаклей. Но гимназист Сергеев, благодаря Михаилу Беккеру, основателю библиотеки и на то время городскому голове, дочь которого, Анастасия, была крестной матерью Бориса, имел доступ к фондам библиотеки и мог смотреть все спектакли, поставленные на сцене Херсонского театра, в том числе с участием Всеволода Мейерхольда.

Но этим не ограничивался круг увлечений юного Лавренева. С детских лет проснулась в нем страсть к рисованию. В литературном отделе Херсонского краеведческого музея представлен рисунок шестилетнего Бори «Охотник и рыболов», выполненный маслом. Позже были уроки в мастерской Иконникова, участие в выставках Херсонского общества любителей изящных искусств. До последних дней своей жизни Борис Андреевич Лавренев не только собирает картины, но и продолжает рисовать сам.

Первые литературные опыты, стихотворения и критические статьи, были напечатаны в херсонской прессе: на страницах газеты «Родной край», в журнале «Весенние зори».

Жизнь Бориса Лавренева всегда была щедрой на события и встречи, причиной тому и время, в котором пришлось жить писателю. Закончив юридический факультет Московского университета, он в чине старшего фейерверкера 6-го Кавказского мортирного дивизиона попадает на 1-ую мировую войну. На это время приходится и издание первого прозаического произведения Бориса Лавренева — рассказа «Гала-Петер» (1916 г.), в основе которого — впечатления от войны. Это произведение было запрещено военной цензурой, а автор был направлен в артиллерийскую часть, «составленную из штрафованных моряков».

Борис Лавренев, как и большинство интеллигенции, с радостью встретил Февральскую революцию. Но Октябрьские события и их последствия вызвали у него растерянность. Офицер царской армии, который негативно относился к карательным экспедициям новой власти, автор критической статьи «Хлеба и зрелищ (Умирающая Совдепия)», писавший, что коммунисты «озверели», их «красный террор... проникнут духом человеконенавистничества и зверства» стоял на распутье. Кто знает, в каком направлении развивалась бы жизнь писателя, если бы в этот критический момент отец не убедил его не идти против своего народа и не покидать родину. Совет отца: «Никуда с русской земли, хоть бы смерть у тебя за плечами стояла! Жить на чужбине и умирать постыдно», — стал решающим в жизни Лавренева. Он примыкает к рядам Красной армии, принимает участие в ликвидации формирований атамана Зеленого, воюет в Крыму и на Украине, служит в Туркестане.

Несмотря на то, что Борис Лавренев перешел на сторону советской власти сознательно и добровольно, и некоторые ее декларации стали его убеждениями, он не обманывал себя относительно тяжелой поступи этой власти. Характерные для Лавренева принципиальность и честность толкали его на поступки, зачастую не вписывавшиеся в кодекс поведения советского писателя.

Один из первых конфликтов приходится на 20-е годы и заканчивается выходом Б.А. Лавренева из рядов партии. В своем заявлении в Президиум комячейки штаба Туркестанского фронта писатель критикует партийных приспособленцев и бюрократов и высказывает сомнение в «самом принципе политического мироздания, в необходимости принудительного аппарата».

Так, счастливо сложилось, что ни этот, ни другие подобные поступки не имели типичных для того времени последствий.

Прожив в Туркестане с 1920 по 1924 годы, Б.А.Лавренев занимал разнообразные должности, служил помощником начальника гарнизона и военным комендантом Ташкента, работал редактором газет и художником.

В этот насыщенный событиями жизненный период формируются сюжеты будущих произведений. Вначале был написан большой роман, рукопись которого, по воспоминаниям писателя, занимала целый чемодан. Со временем из романа-эпопеи вышли лучшие рассказы и повести Бориса Лавренева «Ветер», «Сорок первый», «Рассказ о простой вещи» и другие.

Переехав из Туркестана в Ленинград, Борис Лавренев начинает публиковать повести, и они сразу же привлекают внимание читателей и редакторов.

Так начался самый плодотворный период в творчестве Б.А.Лавренева, когда он писал и издавал по несколько произведений в год.

Но ни события гражданской войны, ни впечатления от экзотического Туркестана, ни позже Отечественная война, не заслоняют от писателя светлых воспоминаний детства. В произведениях разных лет часто возникают образы украинских бескрайних степей и уютного южного городка (повесть «Ветер», роман «Синее и белое» и Др.). Писатель не только любуется краем своего детства, он достаточно критически смотрит на провинциальную жизнь. В рассказе «Происшествие» перед читателями возникает такой, возможно, не очень привлекательный, но правдивый образ города:

«Хреновино лежит промеж степных оврагов и буераков, заросших будяком и полынью, рыжими и унылыми.

Каким бесшабашным бродягам влезло в буйные головы заложить первые хибарки в этом никчемном месте — неведомо.

Но поселение основалось, расползаясь по косогорам, выперло в небо колокольни двух церквей, отмечалось на карте кружком четверного разряда, и была в нем Суворовская улица, по которой вечером блуждали стада краснощеких прелестниц и их кавалеров, вперемежку с возвращающимися по домам стадами коров и грязношерстных степных овец».

Главному герою первого морского рассказа писатель дает свое имя и фамилию и «из озорства простительного молодости, повел ее (историю) от первого лица». Этот литературный прием создал иллюзию автобиографичности «Марины». Об ошибочности такого восприятия Лавренев писал литературоведу Б. Геронимусу. Но все же один реальный эпизод из жизни 15-летнего Бори Сергеева нашел отражение в рассказе: получив двойку в гимназическом табеле, он убежал из дому и путешествовал на французском стимере по Адриатике, пока итальянская полиция не отправила его домой в Херсон.

Рассказы и повести Бориса Лавренева, написанные в 20-е годы, принесли ему большой успех, в них проявился уже сложившийся талант и характерные особенности творчества: героическая тема, увлекательное развитие сюжета, дар рассказчика-новеллиста.

Еще одной характерной чертой лавреневской прозы 20-х годов считается ее «драматургичность» или, даже, «кинематографичность». Имеется в виду, что художественное действие развивается, как стремительное и четко обозначенное движение главок-кадров. Структура повестей и рассказов (таких, как «Моль», «Сорок первый», «Рассказ о простой вещи») максимально приближена к структуре киносценариев и пьес. Это выражается в напряженном развитии фабул, сюжетов, точности и динамизме диалогов, зримости сценок и картин. Кинематографичность, как особенность стиля, сохраняется и в более поздних произведениях художника. Не случайно, многие из них были положены в основу театральных постановок и киноэкранизаций. Например, по повести «Сорок первый» было снято два фильма: в 1927 году режиссером Я. Протазановым и в 1956 году - Г.Чухраем.

Драматические возможности, заложенные в прозе Лавренева, ярко развернулись в его пьесах, и, прежде всего, в пьесе «Разлом» (1927). Тема раскола, который привнес Октябрь 17-го года в государство и семьи, становится в этой пьесе главной и одновременно как бы подводит итог нелегким политическим и личным исканиям автора.

Пьеса имела шумный успех и шла на сценах многих городов страны, в том числе была сыграна на сцене Херсонского театра. Интересные воспоминания оставил об этом факте отец писателя. Вот, что он записал в своем дневнике в ноябре 1928 года:

«1-го числа в театре пойдет пьеса Б. «Разлом», пойдем посмотрим, несмотря на пустой карман. Пьеса написана к Октябрьским событиям по заказу Московского театра Вахтангова. Сюжет пьесы — восстание экипажа на крейсере «Аврора». В Ленинграде сейчас идет кинолента на рассказ Бори «Седьмой спутник», которую мы также со временем увидим в Херсоне. Приятно было услышать от зав.библиотекой, что сочинения Б. читаются нарасхват».

В начале Великой Отечественной войны тяжело больной писатель эвакуируется из Ленинграда в Ташкент. Но уже через год офицер запаса, интендант 2-го ранга Лавренев становится военным корреспондентом центральных газет и проходит всю страну от Балтийского до Черного морей. В газетах, журналах и флотских изданиях военных лет публикуются его статьи, очерки и рассказы. В 1942 году в Ташкенте выходит лавреневский сборник морских рассказов «Балтийцы раскуривают трубки». Морякам-черноморцам Лавренев посвятил рассказы «Подарок старшины», «Разведчик Вихров», «Маяк», «Письмо» и многие другие.

В творчестве 40-х годов продолжает развиваться тема героизма, с которой Борис Лавренев пришел в литературу 20-х годов. Наиболее полно эта тема раскрывается в героической драме «Песнь о черноморцах», написанной в 1942 году по следам Севастопольского сражения. В конце войны Борис Лавренев пишет еще одну пьесу, посвященную командирам военно-морского флота «За тех, кто в море» (1945), за которую ему была вручена Сталинская премия 1-й степени. А предметом настоящей гордости писателя стало присвоение ему звания капитана I ранга запаса за правдивую летопись подвигов моряков. Так исполнилась детская мечта писателя, стать настоящим моряком.

Сложно определить отношение Лавренева к сталинской эпохе — ведь время и страну, в которой живешь, не выбирают. Не покинув свою родину в период гражданской войны, писатель считает своим долгом активно участвовать в литературной и общественной жизни страны. Любовь к народу, пристальное внимание к событиям, происходящим вокруг, оптимизм отличают его художественное и публицистическое наследие.

Но мимо внимания всегда принципиального и честного писателя не могли пройти вопиющие факты репрессий. В эти жестокие времена Б. А. Лавренев не утрачивает человечности и мужества, помогает близким, как, например, сыну своего репрессированного друга Дмитрию Зуеву. В письмах к жене, ставших своеобразным дневником писателя, находим такие строки:

«До того все опротивело, что писать не хочется. Если приду совсем в норму, то буду писать автобиографическую повесть и роман о декабристах».

К сожалению, этому замыслу не суждено было осуществиться. Хотя к теме декабризма Борис Лавренев обращался неоднократно — это и драма «Кинжал»(1938 г.), и рассказ «Лотерея мыса Адлер» (1930 г.), и очерк «Моряки-декабристы» (1940 г.).

В творчестве Лавренева с темой декабристов тесно связана лермонтовская тема. Вспомним, что первым произведением юного Бори Сергеева была поэма «Люцифер» — подражание лермонтовскому «Демону». В кабинете уже состоявшегося писателя среди других картин — портрет М.Ю. Лермонтова работы художника Б. Щербакова, в библиотеке — воспоминания херсонца-декабриста Н.И. Лорера, о встречах с Лермонтовым на Кавказе.

Не случайно одним из последних произведений Бориса Лавренева стала драма «Лермонтов» (1953 г.). В этой пьесе воплотились и юношеское увлечение творчеством великого поэта и желание на склоне собственных лет осмыслить путь и назначение писателя в обществе. И если прозе Лавренева 20-х годов присуща драматургичность, то пьеса «Лермонтов» приближена к повествовательной манере, которая помогла писателю сосредоточить внимание на внутреннем мире поэта.

Для своего времени драма «Лермонтов» была во многом полемичной и новаторской. Возможно, поэтому литературные критики не считали ее творческой удачей Лавренева. Тем не менее, драма «Лермонтов», которая стала последним произведением писателя, идет и сейчас на сценах современных театров.

В памяти современников Б.А. Лавренев остался энергичным, принципиальным, отзывчивым на чужие просьбы и беды человеком. В архиве писателя хранятся письма читателей и друзей со словами благодарности и любви. Среди имен известных адресантов — М. Зощенко, К. Паустовский, А. Фадеев. Встречаются письма начинающих литераторов, для которых Борис Лавренев был авторитетным рецензентом.

Особенно ярко переданы чувства, которые вызывало творчество Б. Лавренева, в письме 19-летнего А. Солженицына:

«Я люблю Вас за то, что в Вашей палитре кроме солнечной и грязно-серой есть еще много других, промежуточных красок (увы, это качество стало редким).

Я люблю Вас за то, что Ваши повести о великих днях и годах сугубо объективны и потому подкупающе искренни и правдивы.

Я люблю Вас за творческую индивидуальность, независимость суждений и ум».

Все эти качества Б.Лавренева в сочетании с ярким талантом прозаика и драматурга, делают его творчество неповторимым. Заряд оптимизма и энергии, юмор и многокрасочную палитру, острые сюжеты и героические образы оставил для нас писатель на страницах своих книг.

В лавреневских произведениях часто встречается слово «будущее». Именно в нашу нынешнюю жизнь, был направлен его пристальный взгляд, и для нас были написаны его лучшие произведения.

Несмотря на разность лет и взглядов современный читатель, открыв книги Бориса Лавренева, будет захвачен вихрем его таланта.


Опубліковано:

Слово о писателе / Виктория Мусийко //Летопись Причерноморья. – 2000. -  №4.

Письма из архива  http://www.mycity.kherson.ua/journal/letopis4/lavren.html